Affidavit Donda (affidavit_donda) wrote,
Affidavit Donda
affidavit_donda

Высокоорбитальные бомбардировочные платформы: за и против

Оригинал взят у fonzeppelin в Высокоорбитальные бомбардировочные платформы: за и против
С Днем Космонавтики, уважаемые коллеги! По этому случаю - небольшое размышление о не-мирном космосе.

Сразу расставим точки над "i": я считаю договор о мирном Космосе от 1967 года одной из самых страшных ошибок в истории человечества. Этот договор едва не выбил из-под ног еще очень и очень молодой космонавтики одну из ее ключевых опор - военных. Отсутствие возможности развертывать оружие массового поражения в Космосе сильно уменьшило интерес военных к его освоению, задержало развитие средств выведения и долговременных космических программ. С моей точки зрения, этого договор должен быть пересмотрен и будет пересмотрен. Гонка вооружений продемонстрировала себя куда более надежным аргументом в поддержании мира и международной стабильности, чем беззубый пацифизм и благодушные призывы к разоружению.

В данном материале я собираюсь рассмотреть вопрос базирования ядерного оружия в Космосе. Конкретнее - на высокой околоземной орбите.



Слева-направо: американская, китайская и немецкая (!) орбитальные оружейные платформы из фильма "Космическая Одиссея 2001"

Для начала, немного теории о ядерной стратегии. Стратегия ядерного сдерживания - т.е. удерживание оппонента от начала военных действий угрозой ответных ядерных ударов - держится на двух принципиальных требованиях:

1) Выживаемость ядерного арсенала - чтобы иметь возможность сдерживать оппонента угрозой ответного ядерного удара, наш ядерный арсенал должен, понятное дело, быть способен пережить внезапное нападение.

2) Не-провоцируемость ядерного арсенал - чтобы эффективно сдерживать оппонента, наш ядерный арсенал не должен восприниматься им как непредсказуемая угроза.

Первое требование достаточно очевидно: если неприятель имеет возможность уничтожить (или значимо ослабить) ядерный арсенал внезапной атакой, то задача сдерживания не решается. По этой причине, например, довольно быстро ушли на второй план тяжелые стратегические бомбардировщики - аэродромы их развертывания слишком уязвимы для внезапного нападения.

Второе требование менее очевидно, так что разберем его подробнее. Проблема всех ядерных стратегий - составляющие их вынуждены задумываться "а как это может воспринять оппонент?" Если наша задача - сдерживание, мы должны быть более-менее уверены, что оппонент понимает наши намерения, и не примет наши усилия за подготовку внезапного нападения на него. Поэтому и не получили развития всевозможные схемы "стратегического ядерного минирования", вроде закладки сверхмощных термоядерных зарядов в прибрежных водах. Обнаруживший такую "закладку" оппонент будет не в состоянии понять - пытаетесь ли вы его сдерживать или готовите внезапное нападение - и, скорее всего, решит, что ему нечего уже терять.

Для примера:

* Шахтные пусковые установки - хорошо удовлетворяют второму требованию, довольно слабо - первому. Оппонент за них спокоен: их положение ему хорошо известно, их легко держать под наблюдением и не опасаться от них внезапного удара. А вот в плане защищенности, шахтные установки хороши постольку-поскольку. Повышение точности ядерных боеголовок в 1980-ых поставило эффективность шахтных пусковых под сомнение. Какой бы прочной ни была шахта, но достаточно мощный заряд, упавший достаточно близко, поставит на ней крест.

* Ракетоносные субмарины - хорошо удовлетворяют первому требованию, крайне слабо - второму. Уязвимость ракетоносных субмарин для внезапного нападения оппонента невелика, потому что оппонент, как правило, не знает точно, где они находятся. С другой стороны - ракетоносные субмарины сильно нервируют оппонента именно потому, что он, в конце концов, понятия не имеет, где они находятся и чем занимаются! Подводные ракетоносцы есть идеальное оружие внезапного удара, способные незаметно занять позицию вблизи территории оппонента и атаковать его с минимальным подлетным временем.

Другие системы базирования, как правило, занимают то или иное промежуточное положение относительно двух вышеназванных. Так, например, стратегические бомбардировщики равно плохи и в первом и во втором: когда они на аэродромах, они очень уязвимы для нападения, когда в воздухе - оппонент не знает, где они, и чем занимаются. Самоходные пусковые установки (мобильные комплексы и "ракетные поезда") занимают промежуточное положение: они менее уязвимы, чем стационарные, но более предсказуемы, чем субмарины.

Идеи развертывания ядерного оружия на околоземной орбите появились, собственно, еще до начала космической эры. Уже в 1950-ых военные США рассматривали (в первую очередь в рамках внутреннего междусобойчика между ВВС, армией и флотом) несколько потенциальных схем базирования ядерного оружия, включая и космическое. В 1952 году, незадолго до окончания войны в Корее, рассматривался проект орбитального ядерного арсенала: пилотируемой космической станции, управляющей (по радио, отслеживая через телескоп) находящимися на одной орбите с ней ядерными боеголовками.



Ракетный сателлит в представлении "Modern Mechanics" 1950-ых, статья "Fortress on the Skyhook".

Однако, помимо чисто инженерных проблем, на пути развертывания ядерного оружия в Космосе встали проблемы логические. Ядерное оружие на низкой околоземной орбите умудрялось противоречить одновременно ОБЕИМ вышеназванным требованиям. Его защищенность от внезапной атаки неприятеля была низкой: поскольку траектория орбитальных боеголовок частично проходила над территорией неприятеля, тот мог изучить их орбитальные параметры досконально, и - решив начать войну - запустить противоракеты с атомными боевыми частями на перехват. Решить задачу уничтожения спутника, орбита которого известна в точности, было на порядок проще, чем решить задачу уничтожения боевого блока МБР. Уже в 1960-ых, и США и СССР активно разрабатывали прототипы противоспутниковых систем, способных перехватить и уничтожить цель на низкой орбите.

С точки зрения идеи "не провоцировать оппонента", орбитальные ядерные боеголовки также выглядели довольно уныло. Проблемой было их минимальное подлетное время. Если МБР требовала от получаса и более на то, чтобы преодолеть расстояние от стартовой позиции до цели, то орбитальная боеголовка могла сойти с орбиты и рухнуть на цель за считанные минуты. В результате, орбитальное ядерное оружие оказывалось слабым средством ответного удара, но идеальным средством внезапного ядерного нападения! Будь таковое развернуто, и оппонент, оказавшись перед перспективой постоянно жить в страхе внезапной атомной атаки, вполне мог бы решить, что "терять уже нечего - если они развернули такую систему, значит, они готовятся напасть на меня!" и начать действовать.

Опять же, нельзя было исключать риск технической неисправности, которая могла бы привести к сходу ядерной боеголовки с орбиты. Случись такое над территорией оппонента, и тот наверняка принял бы это за начало ядерной атаки. Времени на размышление было бы слишком мало, как и чтобы принять аварийные меры.

ОДНАКО:

Все эти аргументы относятся только к низкоорбитальным бомбардировочным системам.

Попробуем пойти выше. Низкие околоземные орбиты - которые мы рассмотрели и отвергли выше - проходят примерно от 200 и до 2000 километров от Земли. Но нам вовсе не обязательно ограничиваться ими. Сателлиты летают и выше - так, спутники навигационной системы GPS вращаются на расстоянии около 20350 км от Земли, на полу-стационарной орбите, совершая полный оборот за 12 часов. Геосинхронные и геостационарные сателлиты, например, спутники связи, вращаются на расстоянии более 35000 км от Земли, совершая полный оборот за 24 часа (т.е. с точки зрения наблюдателя на поверхности - оставаясь "неподвижными" в небе).



Попробуем расположить наши орбитальные бомбардировочные платформы на геостационарной или полу-стационарной орбите, и посмотрим: как они удовлетворяют требованиям ядерного сдерживания?

1) Требование выживаемости ядерного арсенала - соблюдается превосходно. 1-е правило войны в Космосе: в Космосе нельзя спрятаться. Околоземное пространство под постоянным наблюдением, траектории всех космических аппаратов прекрасно просчитываются, и расстояния таковы, что преодолеть их сколь-нибудь быстро на данный момент не представляется технически возможным. Если оппонент запустит свой космический аппарат к нашим высокоорбитальным платформам, мы обнаружим это за много часов до того, как он достигнет цели. Вполне естественно, что срежиссировать внезапную атаку на несколько рассредоточенных платформ в таких условиях практически невозможно.

Периодически, мне высказываются возражения в том плане, что оппонент может использовать для атаки на наши орбитальные платформы энергетическое оружие - лазерное, пучковое, или направленное ядерное, для которого "подлетное время" очень мало. На это я могу ответить лишь одно: если ваш оппонент сумел создать боевой лазер, способный поразить орбитальную платформу на удалении в десятки тысяч километров - то стартующие с Земли баллистические ракеты вообще не будут иметь никаких шансов. И в таком контексте оружием сдерживания уже становятся собственные космические лазеры, а вовсе не ядерное оружие.

2) Требование не-провоцируемости - также соблюдается превосходно. Как было отмечено выше, неприятелю, решившему атаковать ваши высокоорбитальные платформы, потребуются долгие часы, чтобы до них добраться. Но - верно и обратное! Нашим орбитальным платформам потребуются долгие часы, чтобы доставить свою ядерную нагрузку на Землю.

Это делает их применение в роли оружия первого удара почти невозможным; оппонент, имея предупреждение за много часов, всяко успевает запустить ответный удар. А это значит, что оппонент НЕ БЕСПОКОИТСЯ, что мы можем на него внезапно напасть. Видя, что мы разместили свой основной атомный арсенал на высокой орбите, оппонент понимает: мы действительно не собираемся на него внезапно нападать, и наши намерения - исключительно сдерживание. Что значимо способствует снижению взаимного недоверия и международного напряжения.

3) Дополнительный пункт - безопасность от технических ошибок. Например, если система предупреждения оппонента выдала сбой - и такие случаи бывали! - и ошибочно заявила о запусках с наших орбитальных платформ, у противника нет необходимости спешить с ответом. Он может подождать и перепроверить, он ведь прекрасно знает, что у него есть время в запасе.



Аналогично, если произошла накладка, и одна из наших платформ случайно запустила нагрузку - у нас есть достаточно времени, чтобы успеть отменить атаку. Оппонент не будет реагировать на это немедленно: у него есть достаточный запас времени, чтобы он мог позволить себе рискнуть и поверить нашим заверениям, что имеет место случайность, которая вскоре будет нейтрализована.

Разумеется, против высокоорбитальных ядерных платформ есть и солидное количество контраргументов. Опустив чисто технические - высокая стоимость создания и поддержания (можно подумать, ядерные субмарины дешевы!), техническая сложность обслуживания - можно выделить две принципиальные проблемы:

* Вопрос контроля - т.е. кто конкретно нажимает на кнопки? Человек на борту сателлита, или оператор с Земли? В первом случае, мы имеем усложнение технических проблем, поскольку нам надо поддерживать экипаж из минимум двух человек (стандартное требование к безопасности ядерного оружия - невозможность пуска одним человеком) на высокой околоземной орбите. Возникают неминуемые проблемы с радиационными поясами: возможно, более рациональным для пилотируемого оружейного сателлита будет размещение в точке Лагранжа системы Земля-Луна, выше радиационных поясов.

В случае же беспилотного сателлита, его надежность как системы ответного удара напрямую связана с обеспечением безопасности и защищенности систем связи. До недавнего времени подобная проблема была более чем актуальной, но в последнее время появилась информация о существенном прогрессе в области систем квантовой связи, использующих эффект квантового спутывания чтобы исключить возможность внешнего вмешательства и/или дешифрования. Естественно, подобная система требует и стандартного канала связи (для передачи информации о состоянии частиц), но не имея доступа к, собственно, связанным частицам, оппонент не сумеет расшифровать передаваемые данные.

* Вопрос ограниченности применения - как отмечалось выше, главным достоинством высокоорбитальной системы является значительное подлетное время. Оно затрудняет атаку на систему, исключает ее применение в качестве оружия первого удара... но проблема в том, что оно также снижает полезность системы в качестве оружия ответного удара. В случае контрсиловой ядерной войны (т.е. когда обе стороны избегают поражения гражданских объектов, вместо этого сосредотачиваясь на атаках против военных объектов неприятеля - стремясь максимально ослабить его обычные вооруженные силы), противник, имея многочасовое предупреждение, может успешно перебазировать значительную часть своих конвенционных сил, тем самым сильно снизив эффективность ответного контрсилового удара по нему.

Частично эта проблема может быть решена, если наши сходящие с высокой орбиты боеголовки могут получить точное целеуказание непосредственно перед входом в атмосферу - то есть если мы можем уточнить перемещение вооруженных сил противника и перенацелить боеголовки - но это требует высокой эффективности нашей разведки в реальном времени. Что может быть недостижимо в условиях атомной войны и активного противодействия неприятеля. Поэтому принципиальным недостатком высокоорбитальных бомбардировочных систем является их пониженная эффективность против мобильных сил неприятеля.



Красиво, но нереально: низкоорбитальный сателлит находится в позиции для атаки конкретной точки лишь раз в час или более, высокоорбитальный - не может доставить нагрузку менее чем за несколько часов. За это время даже гусеничный транспортер НАСА успеет уползти из-под ракет...

В целом, я изложил мои базовые аргументы "за" и "против" высокоорбитальных бомбардировочных платформ. Мое мнение - они являются эффективным средством во-первых обеспечить выживание стратегического ядерного арсенала, а во-вторых - снизить напряженность международной обстановки, исключить опасения внезапного нападения.

Что думают на этот счет коллеги?

Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments